Как сделать, чтобы все ученики были отличниками, а учителя не нервничали

Как сделать, чтобы все ученики были отличниками, а учителя не нервничали

Методик по развитию памяти много. Однако здесь термин «развитие», как считает основатель украинской Школы эйдетика Евгений Антощук, неуместен.

Память нельзя ни улучшить, ни развить. Приходилось ли вам когда-нибудь слышать о курсах для улучшения работы сердца? Нет. Это касается и нашей способности сохранять информацию. Плохой памяти вообще не бывает. Просто его не умеют правильно пользоваться.

* * *

Только за одно занятие, на котором я была, студент Николай запомнил 150 слов в той последовательности, которую подавал Евгений Всеволодович, 80 словосочетаний, 25 двузначных чисел, 25 песен, повторил дословно 25 предложений из рассказа, прочитанного учителем, и другое. И совсем не устал. — Это похоже на фокус, — говорю Евгению Всеволодовичу. — Нет, ведь все происходит на Ваших глазах. С 1990 года, когда я единственный в Украине профессионально занимался эйдетика, у меня прошли обучение тысячи человек, в том числе и школьные учителя. Курс — семь дней. А результаты впечатляют. Неуспевающих студенты становятся отличниками. Быстро делают карьеру. Я поддерживаю связи с некоторыми своими учениками и знаю, как складывается их судьба.

— Откуда происходит термин «эйдетика»? И чем ваш подход отличается от других, похожих на него? «Эйдос» — с греческого «образ». «Ейдетизм» — разновидность памяти, которая навсегда сохраняет события, факты в виде ярких, необычных образов. Память связана с воображением человека, а не зубрежкой. Запоминание через силу, бесконечные повторения дают обратный эффект. Тренинги эйдетика — это игра. А в памяти «оседают» страницы книг, множество цифр, фактов, имен... Если другие психологи развивают память, то мы обучаем правильно пользоваться ею. Человек так построена, что запоминает все, что видит, слышит, ощущает. С помощью разработанных мной методик мы на тренингах учим людей «доставать» нужную информацию.

Задумывались ли вы над тем, как ребенок изучает родной язык? За каждым новым словом в ней стоит конкретный образ. Слушая, она представляет то, о чем говорят. Этим объясняется факт, что 70% информации человек воспринимает в первые семь лет жизни. Дети из западных регионов Украины, общаясь с соседями других национальностей, свободно владеют венгерском, польском языках. Формула проста: «Послушал, вообразил, запомнил.

Мы знаем только то, что представляем, как то, что можем представить. — Можно легко и быстро выучить иностранный язык? — Да, с помощью фантазии, воображения. На японском языке слово «река» — «кофе». На бумаге иероглифами это три вертикальные линии. Чтобы запомнить слово, надо представить реку, в которой вместо воды течет ароматный кофе. Так изучается, например, и английский язык. Чтобы навсегда запомнить слово «spoon», то есть «ложка», нужно представить, что кто любителей поспать, — «спун» — удобно уселся в огромной ложке. — То есть послушал, представил, запомнил — и все. — Да, все просто. Вот почему мы учим людей владеть своей памятью всего за 20 академических часов. Мы не учим запоминать, а даем умение правильно пользоваться памятью.

Улучшить память невозможно. Это такая же идеальная функция организма, как и все остальные. Когда вы учитесь вязать, то не улучшаете руки и не отращивает еще один палец. Теми же руками вы учитесь делать нечто другое. Так и с памятью. Если ребенок или взрослый на занятиях представляет, о чем говорят, нет необходимости учить дома снова. Дошкольники мечтают о школе. А через некоторое время не хотят туда идти: они ее ненавидят. Что же произошло? В школе ребенок занимается непонятно ей делом. Ее заставляют зазубривать то, что легко запоминается. Она жила в мире фантазии, воображения, ей было весело, интересно. А теперь скучно объясняют — она ничего не может представить, запомнить. Отсюда плохие оценки, клеймо двоечника, нежелание учиться. — Значит, надо, чтобы учитель объяснял так, как требует эйдетика? — В этом и проблема.

Как объяснять новый материал, чтобы студенты, исходя из класса, имели прочные знания? Как рассказать, чтобы у детей заработала воображение? Это большое искусство. Я пользуюсь термином — «учитель». Учитель — тот, кто все делает правильно и так, как его учили в институте.

А учитель — тот, кто умеет подать материал так, чтобы все ученики усвоили. Но педагог и сам должен быть яркой личностью. И таких у нас немало. Для меня первый среди них — Виктор Шаталов. Он начал методику как учить, но, к сожалению, не мог объяснить, почему именно так нужно обучать. Для меня Шаталов — учитель с большой буквы. К эйдетика он пришел интуитивно, умел объяснить урок так, что все дети его усваивали. Шаталов тоже взял на вооружение фантазию, воображение. Но Виктор Федорович усиливал яркость своего воображения, а моя задача — усилить воображение ученика. И в этом принципиальная разница. По моей методике, ученик, так сказать, «пользуется» своим собственным воображением. Среди учившихся на моих курсах, были педагоги — учащиеся Шаталова. Они в свое время пытались стать Шаталов, т. е. преподавать свой курс его словам, с помощью его воображения, его выдумок, его фантазии. Но эффективность от этого была невелика: чужой одежда человеку вряд ли подойдет. Нужно подобрать свой собственный.

Мы как раз и производим у педагогов собственную способность ярко представлять и передавать свои обиды. Поэтому наш курс эйдетика давно признан учителями. Уже многие из них пользуются моими лекциями, книгами, компьютерными дисками. — Со временем, после курсов, человеку вновь необходимо тренировать свою память? — Зачем? Если вы научились ездить на велосипеде, то нужно ли вам учиться снова? На курсах эйдетика мы возвращаем человека к умение, которое у нее уже было до того, как она пошла в школу. Кстати, в начале90-хгодов эйдетика обучали космонавтов. А они, как правило, на память не жалуются. Сторонники эйдетика вдвое, а то и втрое ускоряют темп усвоения информации.

— К вам приходит только молодежь? — Нет. Например, в Луганской области совместно с второклассницу тренинги посещала ее 80-летняябабушка. И она была лучшей в группе. — А как же старческий склероз? — Когда ко мне приходят старики и жалуются на память, я спрашиваю, смотрят они сериалы. «Да, конечно», — отвечают они и подробно пересказывают сюжет. При чем же здесь память? Все зависит от отношения к информации. Сериалы смотрят за того, что захватывает сюжет, поэтому и запоминают. Бывают, правда, функциональные отклонения. Но чаще человек сам себя настраивает на то, что с возрастом память должна ухудшаться. «Ой, зонтик потеряла. Это из-за ухудшения памяти ». И начинает на этом зацикливаться, находить подтверждение. Однажды я спросил такую женщину: «А в 16 лет вы перчатки теряли?» — «Да постоянно!», — Ответила она. Что же изменилось? Отношение! Молодой женщина не скучала за потери безделушки, а теперь ей жаль утерянную вещь да еще и кажется, что ухудшается память. — А людям, имеющим компьютер, несколько референтов, эйдетика тоже нужна? — Компьютер — хорошо, органайзер — еще лучше.

А если органайзер потерялся? Человек как без рук. А когда идя на деловую встречу, руководитель забыл записную книжку, и необходимо срочно решить вопрос? Нет ничего более надежного, чем умение правильно пользоваться своей памятью. Очень нужна эйдетика педагогам. Зачастую они люди творческие, умеющие принимать необычные, яркие решения. Поэтому у них все получается. Их любят дети. Умение взрослого спускаться «до уровня ребенка, то есть видеть ярко, уметь удивляться, фантазировать — это и есть эйдетика. Учителя часто устают от круговерти проблем. А этого могло и не быть. Если человек напряженная, нервничает, то и память у нее плохо работает. На курсах мы производим у учеников умение относиться к информации без напряжения. А если я хочу добиться обратного эффекта, то говорю: «Напрягитесь и попробуйте запомнить». И знаю: у учеников ничего не получится. Любые скованность, усилия, даже крепко сжатый кулак мешают запоминанию.

— Итак, эйдетика необходима любому специалисту — и гуманитарию, и технарю? — Безусловно. Особенно полезна она творческим людям, потому развивает фантазию, нетрадиционный взгляд на вещи. Человек начинает по-другому чувствовать себя в потоке информации. Педагоги, которые у меня учились, стали более спокойными, вривноваженишимы: ко всем стрессов в классе теперь относятся проще. Они лишились зависимости от органайзера или компьютеру, блокнотов, что тоже важно. У них появилась уверенность: все, что мне нужно, я знаю и всегда могу воспроизвести. С компьютером, записной книжкой человек психологически настроена: если я записал, то не обязательно держать в памяти.

На самом деле она эту информацию знает, помнит, но не хочет пользоваться памятью. То же происходит со студентом, который накануне экзамена все знает, а после него — в голове пусто. Он все «сдал», все отверг, отказался от своей памяти, работающий до последней минуты нашей жизни. — Но ничего не забывать тоже плохо. Бывают неприятные, трагические случаи. — Эйдетика учит и «правильно» забывать. У педагогов часто бывают стрессовые ситуации. Каждая из них потом может беспокоить, донимать, даже вызвать заболевания. Легко избавиться неприятных воспоминаний опять же с помощью воображения. Чтобы предмет запомнить, надо его наделить какими необычными признаками. Неприятный факт — попытаться мысленно «поджечь» и представить, что он, как бумага в огне, чернеет и превращается в пепел. Или «посадить» его в поезд и помахать вслед рукой.

Беседовала Татьяна ХЛЕБНИКОВА, журналист Газета «Образование Украины»

Метки: , ,

Если понравилась статья, поделись с друзьями:


Комментировать через контакт