ОКР: иногда получить правильное лечение очень сложно

ОКР: иногда получить правильное лечение очень сложноПоследнее время я общался с большим количеством людей, страдающих обсессивно-компульсивным расстройством. Большинству из них было, что рассказать о своих первых попытках обратиться за помощью.

Обычно их истории носили отрицательный характер. Это были рассказы об ошибочных диагнозах, отсутствии диагноза вообще или жестоком обращении. Это рассказы о том, как их семьи говорили, что с ними всё хорошо либо что они, должно быть, преувеличивают. Им рекомендовали просто «смириться с этим» или расслабиться. Если таким больным везло достаточно для того, чтобы получить правильный диагноз на ранней стадии, им зачастую выписывали лекарство без дополнительной терапии, либо назначали неправильный вид лечения.

Как подтвердят многие страдающие ОКР (обсессивно-компульсивным расстройством или неврозом навязчивых состояний), просьба о помощи, особенно в первый раз, – трудная и страшная задача. В некоторых случаях они набираются храбрости, чтобы рассказать любимому человеку или профессионалу о своих навязчивых мыслях. В остальных – эти мысли становятся слишком очевидными, чтобы их скрывать и дальше.

Это может быть страшно, особенно, когда Вы пребываете в состоянии растерянности и тревоги. Признание в том, что Вы нуждаетесь в помощи, и ужасное обращение после могут оказаться разрушительными. Подобный негативный опыт может вызвать у страдающих ОКР сомнения в будущем лечении. И они скорее предпочтут отказ от терапии риску того, что с ними снова будут плохо обращаться.

Самым неутешительным является тот факт, что, хотя исследования и показали эффективность когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) при лечении многих заболеваний (в том числе, невроза навязчивых состояний), большинство терапевтов прибегают к ней редко или используют её в сочетании с другими методами. Основной метод лечения ОКР – техника конфронтации с подавлением тревожной реакции – является одним из видов когнитивно-поведенческой терапии.

Во многих случаях, проблема заключается не в том, что терапевты не знают документированных преимуществ КПТ, а в том, что они считают свое ремесло искусством, в котором они индивидуализируют лечение в зависимости от своих взглядов и отношений с пациентами. Я нахожу это очень возмутительным. Установление хороших отношений с пациентом, безусловно, важно, но хорошие отношения в сочетании с неправильным лечением не помогут страдающим ОКР. На самом деле, они только навредят. На мой взгляд, это похоже на ситуацию, когда поддающийся лечению рак онколог использует для того, чтобы применить новые, недоказанные методы лечения.

Мой сын, Дэн, сам правильно поставил себе диагноз ОКР, но потом встретил терапевта, который не знал способа лечения этого расстройства. Либо он никогда не слышал о технике конфронтации с подавлением тревожной реакции, либо, как говорилось выше, пытался индивидуализировать план лечения для моего сына. Необходимое лечение задержалось, и состояние Дэна ухудшилось. Он впал в уныние. Почему его терапия не действует? Поддаётся ли его ОКР лечению? В конце концов, ему была назначена надлежащая терапия, но путь к ней был нелёгким.

Вполне возможно, что первый терапевт Дэна думал, что помогает ему. Согласно одной статье, «каждый врач переоценивает [своё] лечение». Во многих случаях пациенты не откровенны со своим терапевтом. Например, вместо того, чтобы дать знать своему терапевту, что им плохо, они просто говорят, что с ними всё прекрасно и лечение действует. Потом они уходят и начинают искать другого терапевта.

С Дэном мы осознали, что терапевт истолковал его расстройство неправильно, ещё до того, как его состояние ухудшилось, а я стал больше разбираться в этой теме. К тому времени врач уже ушел на пенсию, так что у меня не было возможности поговорить с ним об этом. Он, скорее всего, из тех, кто переоценивает собственный успех.

Насколько проще был бы обратный путь к здоровью, если бы все врачи знали, как правильно диагностировать и лечить ОКР. Или если бы всем педиатрам и терапевтам было бы известно, что выходом является описанная выше терапия. И если бы они давали бы направления, исходя из этого факта. Или если бы все страдающие ОКР честно говорили со своими врачами о том, как они себя чувствуют. Система разлажена, и многим это приносит годы лишних страданий.

Нам нужно больше знаний об ОКР и лучшее образование, чтобы эти рассказы сменялись положительными. Получение правильной помощи на ранних стадиях может существенно ослабить ОКР. С правильным терапевтом и правильным лечением исцеление от этого коварного расстройства возможно. Каждый, кто страдает от невроза навязчивых состояний, заслуживает шанс на выздоровление, и получение полноценного лечения как можно скорее – первый и наиболее важный шаг к нему.

Метки: , ,

Если понравилась статья, поделись с друзьями:


Комментировать через контакт