Врач на кушетке: интервью с Дэвидом Сильверманом

Врач на кушетке: интервью с Дэвидом СильверманомКаждый месяц мы обращаемся к врачам и задаём им множество вопросов — от того, как он хотел бы проводить терапию, до того, как он лично справляется со стрессом. 

Они также развеивают наиболее распространённые заблуждения о терапии и, кроме того, дают советы насчёт того, как изменить свою жизнь к лучшему.
В этом месяце мы рады познакомить Вас с Дэвидом Сильверманом, который специализируется на лечении людей творческих профессий, в том числе кинозвёзд и звёзд телевидения, писателей-романистов, актёров, художников, дизайнеров, а в последнее время и скульпторов.

Будучи членом Гильдии писателей Америки, побывав исполнительным продюсером, ведущим и один из создателей телешоу, приложив руку к созданию художественных фильмов, Сильверман пережил настоящую жизнь писателя, полную творчества, периодов отторжения, прокрастинации, карьерных взлётов и падений, страх старения и даже случайный нож в спину.

1. Что больше всего поразило Вас в психотерапии?

Ну, честно говоря, когда я начал, у меня имелись некоторые предубеждения о терапии. Тем не менее, я никогда не думал, что буду помогать детям с аутизмом, семьям с травмой, парам с сексуальной зависимостью или бездомным героиновым наркоманам (ещё и пончиками с кофе в 5 часов утра) и выздоравливающим пациентам.
Я мечтал об этой карьере примерно с 10 лет и знал, что это будет увлекательно (как и всегда) и сложно (опять же, как всегда). Но думаю, я не понимал, насколько разнообразной и приятной окажется эта работа.

2. Какая из последних прочитанных Вами книг, посвященных психическому здоровью, психологии или психотерапии, впечатлила Вас больше всего?

Для того, чтобы оказать помощь творческим людям, я использую метод десенсибилизации и переработки движением глаз. Он помогает им победить «невротический перфекционизм» и добиться максимальной производительности.
Книга Франсин Шапиро «Переступить через прошлое», посвященная как раз десенсибилизации и переработке движением глаз. Она открыла мне инновационную альтернативу традиционной терапии, которая может эффективно восстановить спокойствие и равновесие в жизни людей.

3. Что Вы считаете самым большим мифом о психотерапии?

Я считаю, что это утверждения вроде «в терапии не места смеху». Да, безусловно, есть моменты, когда юмор явно неуместен. Тем не менее, я думаю, что он также может быть чрезвычайно ценным, если необходимо «растопить лёд» при обсуждении особенно неудобных тем с нашими клиентами.

Я уверен, что использование юмора во время сеансов может оказаться полезным ещё и в случае, если нужно немного переместить фокус в обычных отношениях терапевта с клиентом. Когда терапевт берёт на себя роль «эксперта» в комнате, клиент может чувствовать себя запуганными и даже начать закрываться, что очень усложняет работу. Мне кажется, что гораздо лучше будет перевести эти отношения в плоскость сотрудничества равных.

4. Что Вам кажется главным препятствием для пациентов на пути к их выздоровлению?

Скорее всего, страх. Боязнь самого процесса лечения, страх перед неизвестностью, страх обнаружить скрытую правду о себе, которая может нести угрозу. В то время как я пытаюсь создать для моих клиентов безопасную обстановку, лишённую осуждения, чтобы им было легче раскрывать секреты, всё равно это может пугать.
Конечно, страх и стыд взаимосвязаны. Необходимо много сочувствия и терпения, чтобы помочь человеку обрисовать для себя все эти ловушки в собственной душе, чтобы помочь ему найти свой голос. И это может быть одним из наиболее сложных и запутанных аспектов терапии.

5. Что Вас привлекает в Вашей профессии?

Я чувствую, будто всю жизнь посвятил изучению закоулков души комика. В колледже я читал обо всех моих любимых юмористах — от Марка Твена до Ленни Брюса и Вуди Аллена. Я потратил много времени в своей жизни на написание текстов для талантливых комиков, таких как Розанна (Розанна Барр), Боб Ньюхарт и Робин Уильямс. Сейчас я рад тому, что помогаю восходящим талантливым комикам преодолеть жизненные и карьерные проблемы (вроде творческих перерывов и периоды прокрастинации).

6. Что бы Вы посоветовали читателям, желающим прожить осмысленную жизнь?

Я говорю своим клиентам, чтобы они следовали тому, что велит им их внутренний голос. Я призываю их постоянно стремиться делать то, что они любят или всегда хотели попробовать — даже если это означает принимать на себя большие риски и ли выходить из зоны комфорта.
Для всех нас жизнь полна риска, и уж особенно для творческих людей. Вы должны быть готовы ступить на новую территорию, пробовать новые вещи, чтобы создать что-то оригинальное. И ошибаться здесь нормально, иногда даже необходимо.

7. Если бы у Вас была возможность пройти обучение и выбрать профессию заново, Вы бы предпочли избрать тот же путь? Если нет, что бы Вы выбрали?

Я рад, что немного сбился с пути после курса психологии в колледже. Если бы я не разочаровал моих родителей тем, что поступил в киношколу, а затем стал писать тексты для кино и телевидения, я никогда бы не встретил всех замечательных людей, которых мне посчастливилось встретить, с которыми я общаюсь и до сегодняшнего дня. И, конечно, я всё ещё пишу сценарии и работаю над различными проектами. Я люблю этот процесс. Так что я рад, что мой путь к психотерапии был окольным.

8. Если бы Вы могли пожелать своим пациентам что-то одно — в плане лечения, — что это было бы за пожелание?

Многие из терапевтических методик до сих пор не получили должного признания. Желаю моим клиентам, и уж если на то пошло, другим терапевтам поближе познакомиться с такими методами, как нарративная терапия, терапия ориентированная на решение, а также техника десенсибилизации и переработки движением глаз.

Всё новое, всё, что коренным образом отличается от «разговорной терапии» часто рассматривается с подозрением. Я бы хотел, чтобы общественность знала, что у нас есть много подходов к терапии, и что, когда один оказывается недостаточно эффективным, другой вполне им может оказаться.

9. Как лично Вы в повседневной жизни справляетесь со стрессом?

Написание помогает отвлечься от стресса, который предполагает работа над трудными вопросами психотерапии. Недавно я написал получасовую пилотную серию для оригинального ТВ-шоу. Я также работаю над документальным фильмом о бездомном человеке, который смог протрезветь, найти работу и создать семью.

Часть моей работы составляют ещё и коучинг, и терапия для сценаристов и писателей. Мне нравится идти в ногу с ТВ-шоу и фильмами, поэтому я способен помочь клиентам лучше понять аудиторию, для которой они пишут. Плюс, я всегда могу с головой уйти в создание хорошего фильма.

Мне помогает всё, что может отвлечь меня от моих мыслей. Я люблю читать, я отчасти книжный червь, и я люблю живую музыку. Все виды музыки: классический рок, фолк, регги — да всё. Я собираюсь на Боба Дилана в это воскресенье. И я действительно с нетерпением жду этого.

Метки:

Если понравилась статья, поделись с друзьями:


Комментировать через контакт