Терапевты проговорились! Когда быть терапевтом особенно сложно?

Терапевты проговорились! Когда быть терапевтом особенно сложно?Когда у нас в быту происходит что-то неприятное, это часто отражается на нашей работе. Вам может стать особенно трудно, если Вы — терапевт. Если Вы должны нести ответственность не только за своё, но и за чужое эмоциональное и психическое состояние.

В этом месяце мы попросили врачей рассказать хотя бы об одном из случаев, когда трудности в жизни усложняли их работу, а также о том, чему научили их эти трудности. Ещё они поделились тем, как они смогли справиться со всем этим, и дали читателям действенные советы.

Бессонные ночи

Для психолога Ари Такмэна сложным был первый год после рождения сына. Его сын беспокойно спал, а это означало, что он сам и его жена регулярно недосыпали и быстро уставали.
«Мне было трудно быть полностью внимательным к клиентам, когда я так измотан, не говоря об уже ставших привычными усталости и ощущении того, что в своей жизни я несчастен».

Он мог делать всё возможное, чтобы сосредоточить внимание на проблемах своих клиентов, но терпел крах, когда возвращался домой.
В то время оставаться начеку ему помогли упражнения, избавиться от головных болей — увеличение периодов сна. Он напоминал себе регулярно, что со временем ситуация изменится в лучшую сторону — в шесть месяцев его сын стал лучше спать, а он сам и его жена смогли проводить больше времени вместе.

Сегодня Такмэн изо всех сил стараетсявысыпаться. Он также обсуждает проблему недосыпания со своими клиентами, и старается всегда найти причину их проблем со сном.

Обеспокоенность по поводу друзей

«У меня есть хороший друг, который живет на Манхэттене и переживает за своё психическое здоровье из-за катастрофы 11 сентября», — сказал Джон Даффи, психолог и эксперт по воспитанию. В течение нескольких месяцев после всемирно известной катастрофы эти опасения служили причиной проблем в работе с клиентами.

Ему помогло то, что во время сеансов он сосредотачивался на чужих проблемах. «Я позволял себе погружаться в их рассказы вместо того, чтобы с тревогой цепляться за свои собственные страхи, тревоги и травмы. Позволив себе это, я довольно легко смог провести эту границу и сосредоточиться на клиенте, что сидит на диване передо мной».

Развод

Недавно психотерапевт Джойс Мартер приняла решение развестись. «Хотя развод проходил в дружественной атмосфере, и я верила, что он приведёт к росту и благополучию каждого из нас, в то же время он принёс огромные изменения в быту и стресс. Менялись моя личность, мой дом и моя повседневная жизнь, я отвлекалась и была невнимательна в работе».

Например, она ошиблась в планировании и вынуждена была отправить клиента домой. В конце сеанса с другим клиентом, она устала настолько, что не смогла нормально завершить работу.
Тем не менее, эти переживания дают как клиенту, так и терапевту ценные уроки.

Клиентка, которая должна была пойти домой, в время следующего сеанса сказала Мартер, что для неё было полезно увидеть Мартер как человека — извинившейся за допущенную ошибку, — и двигаться дальше.
«Честно говоря, я гордилась собой за то, что не занялась само-бичеванием об этом инциденте. Я решила применить для себя то, что советую клиентам, быть сострадательной к себе самой и верить, что всё будет в порядке», — сказала Мартер.

Вторая клиентка сделала вывод самостоятельно. «Лучше, я бы добавила, чем это могла бы сделать я. Я была в восторге от этого опыта, я засмеялась, подняла руки в верх и сказала: „О, спасибо — Вы сделали за меня мою работу, да так хорошо!“ Она тоже засмеялась и была явно очень довольна собой. Это был критический сдвиг в нашей терапии — и он не имел бы места, если бы я не была так измучена».

Мартер нашла поддержку у терапевта, друзей и членов семьи. Она также направила свои усилия на заботу о самой себе и попыталась относиться ко всему с чувством юмора.

Медицинские процедуры

«Когда я впервые начала работать в качестве терапевта, я проходила различные медицинские процедуры, которые подразумевали использование различных гормональных средств. Порой это делало меня чрезмерно эмоциональной, а иногда чересчур безразличной», — сказала Сюэ Янг, специализирующаяся на лечении травм.
Эта реакция организма повлияла и на её сеансы. «Мне приходилось буквально сидеть на своих руках в некоторых ситуациях — просто затем, чтобы не сделать чего-либо неуместного».

«Этот период моей жизни научил меня тому, что на клиентов, которые подвержены депрессии или тревоге, или и тому, и другому, либо же на клиентов с другими проблемами, — воздействие на их мозг, на их гормоны и т.д. оказывается достаточно мощным».

Перегрузка

Психолог Райан Хоуз, обнаружил, что периоды эмоциональной измотанности в его жизни на самом деле не были для него препятствием в работе с клиентами.
Настоящим препятствием для него стал его бесконечный список дел. Хоуз имел тенденцию к перегрузке своего графика, что делало его слишком жёстким, чтобы проводить много времени со своими клиентами. Фактически, самые сложные периоды он переживал со списками дел, в которых могу отмечать всё, что успевал делать за день. «[Я] пытался излагать все мои проблемы и задачи на бумаге. Как только это было записано, я не должен был думать об этом».

«Но на более глубоком уровне я напоминал себе, что те 50 минут, которые я провожу с клиентом, принадлежит ему: он платит за него, он упорно трудится, он заслуживает того, чтобы в это время мои ум и сердце принадлежали ему... На это ходит больше времени при планировании, но я профессионал, это моя работа, и я должен убедиться в том, что я могу выполнить задачу, для которой меня наняли».

Хоуз стало известно, что клиенты ценят его честность, будь то разговор о личной потере или о проблемах с вниманием. Например, недавно после непродолжительной, агрессивной болезни скончался его близкий друг. Когда это казалось целесообразным, он делился историей со своими клиентами. «В результате [они] оценили это и сказали, что они верят в то, что я смогу понять их боль».

Во время сеанса он также говорил: «Ваше упоминание об это заставило меня кое о чём задуматься. Я быстро запишу это, чтобы перестать об этом думать до конца сессии».
После того как он это делал, он возвращался к сеансу и полностью вникал в проблемы своего клиентом. «Думаю, что большинство клиентов понимают, что у меня, возможно, могут возникать мои собственные мысли по тому или иному поводу, и поскольку они не монополизируют наше время, мы можем ненадолго отвлечься таким образом. Более того, клиенты чувствуют, что я реален, ведь я высказываю свои реальные мысли и чувства, так что и они могут себе позволить быть реальными».

Потеря родителей

Семь лет назад психотерапевт Дженнифер Коган потеряла отца. «Это не было неожиданным, так как он был болен в течение многих лет, но раньше мне не приходилось терять кого-то столь близкого».

Коган прошла этот трудный период, заботясь о себе, а не заставляя себя работать больше. Она обратилась к Рэйки, которую сочла полезной, и стала общаться с людьми, которые также потеряли своих родителей.
Потеря отца научила Коган быть осторожнее со своими клиентами, когда это необходимо. «Иногда просто нет слов — только время, пространство и связь».

Коган всё ещё связывается с отцом каждый день. «Это не значит, что я помню только хорошее, просто я вижу, где его жизнь коснулась моей — и всегда буду видеть».

Рак молочной железы

Десять лет назад у психотерапевта Кристины Стейнорт-Пауэлл был диагностирован рак молочной железы. «Я так хотела быть сильной, быть образцом для подражания, но я просто не могла. Я была эмоционально опустошена своей болезнью и прогнозом. В одно время я задавалась вопросом, — что делать, если химиотерапия окажется неэффективной. Девять месяцев химиотерапии оставили меня эмоционально и физически истощёнными».

Закончилось тем, что она попросила коллегу заняться её клиентами. «Мне не удавалось помочь кому бы то ни было; всё, чем я могла поволить себе заниматься в этот период своей жизни — это заботиться о себе».

Благодаря своему опыту Стейнорт-Пауэлл стала гораздо более эффективно помогать клиентам, которые имеют хронические заболевания, а также дала их семьям понять, как лучше помочь им.
«Другой урок, который я извлекла из своей ситуации, заключается в том, чтобы никогда не принимать каждый день как должное. Я говорю всем, что я думаю о них, так, чтобы никогда не оставалось недосказанности, и проживаю каждый день на полную катушку. Я больше не откладываю ничего на потом, потому что понимаю, что завтра могу уже не получить того, что имею сейчас».

Как можно справиться с трудностями?

Хоуз призвал и клиентов, и врачей быть честными и открыто говорить о том, что происходит в их жизни. «У Вас случилась трагедия в жизни, Вы проживаете трудный период или просто встали не с той ноги — примите это и скажите другим об этом, взаимодействие пойдет Вам на пользу».

«Действительно, чувствуя и принимая боль или печаль, можно легче пройти через всё это», — сказала Коган. — «Я думаю, что мы можем извлечь ценные уроки из наших трудностей и наших самых радостных переживаний».

Такмэн предложил сосредоточить свое внимание на вещах, которые Вы можете сделать для того, чтобы как-то облегчить или исправить ситуацию. «Попробуйте не тратить слишком много времени и энергии, на гнев по поводу того, что Вы не в состоянии контролировать.»

Даффи призвал читателей позволить себе чувствовать болезненные ощущения, а не бороться с ними. Он также подчеркнул, что важно делать то, что заставляет нас чувствовать себя хорошо. «Это поможет предотвратить перерастание трудностей в затяжную депрессию и тревогу, на мой взгляд».

Мартер предложила читателям напоминать себе, что они — всего лишь люди и могу только постараться приложить усилия для исправления ситуации. но не более. «Когда мы совершаем ошибки, мы должны практиковать сострадание к самому себе и прощать самих себя, помнить, что наши намерения добры».

Ян также подчеркнула важность воздержания от осуждения. «Даже когда нет ничего, что Вы можете сделать для того, чтобы изменить ситуацию, Вы можете попробовать принять её с состраданием к самому себе», — сказала она.

«Знайте: совершенно нормально просить людей вмешаться и взять бразды правления в свои руки, когда Вы уже не можете больше держать это в себе», — сказала Стейнорт-Пауэлл. — «Очень сильное давления оказывает на нас общество — „будь сильным“, „просто переживи это“, — но иногда это просто невозможно. Это не сделает Вас слабым. Вместо этого, это будет означать, что Вы взращиваете в себе здравый смысл», — сказала она.

Метки:

Если понравилась статья, поделись с друзьями:


Комментировать через контакт