Откровения психотерапевтов: почему я делаю то, что я делаю

Откровения психотерапевтов: почему я делаю то, что я делаюПсихотерапевты делятся своим опытом и рассказывают, как они пришли к психологии, что их заставило профессионально заняться этой специфической деятельностью, которая требует постоянного эмоционального вовлечения и которая сильно изматывает.

В этом месяце в нашем регулярном выпуске, в котором врачи рассказывают о личной и профессиональной жизни, мы решили узнать, что мотивирует клинических психологов делать то, что они делают.

Почему они выбрали данный род деятельности? Почему они занялись терапией?

Быть психотерапевтом - это тяжелая работа. Такая работа эмоционально истощает и постоянно ставит трудные задачи. Она заключается в помощи клиентам избавляться от глубоко укоренившихся, разрушительных сценариев на поведенческом и ментальном уровне.

Также она способствует преодолению серьезных психических заболеваний. Обычно для этого требуется примерять на себя самые разные роли, начиная от закупщика и заканчивая секретарем.

Для многих изначальным стимулом к карьере в области психологии послужили личные обстоятельства.

Клинический психолог и специалист по женскому психическому здоровью Кристина Г. Хибберт, доктор психологических наук, пошла на занятия психологией, когда ее восьмилетняя младшая сестра умерла от рака.

"Мне показалось, что все, чему я научилась, помогло мне оправиться. У меня появилось желание помочь другим добиться того же". Она также стремилась исправить положение в семье. Однако на сегодняшний день причины у доктора Хибберт изменились.

«Я пошла в аспирантуру и на последнем году обучения у нас было курс, на котором каждый из нас должен был представить «историю жизни» за два часа. В конце занятий преподаватель задавал вопросы и давал комментарии.

Я прошла через столько боли и потерь: смерть моей сестры, последующие кардинальные перемены в семье, рак у мамы, семейное психическое заболевание, послеродовая депрессия, - обо всем этом я рассказала на занятии.

Когда я закончила преподаватель спросил: "Вы ведь знаете, почему на самом деле Вы занялись психологией?"

Я ответила утвердительно. "Я знала настоящую причину на протяжении многих лет: чтобы исправить мою семью. Но, - продолжила я, - теперь я знаю, что не могу изменить близких. Теперь я просто хочу понять их и себя". Ему понравился мой ответ и мне тоже.

Я делаю то, что делаю, не только потому, что я люблю помогать другим, но и потому, что это помогает мне развиваться».

Дебора С., доктор психологических наук, стала психологом, после того как испытала всю силу психотерапии на себе. Дебора С., автор двух книг о депрессии, сама преодолела психическое расстройство, и это ее вдохновило помочь другим.

«Я прошла через депрессию, опасную для жизни, и психотерапия меня спасла, когда я была подростком. Это изменило мою жизнь так, что я просто обязана была узнать о ней больше. Тот курс терапии привел меня не только к научной степени по психологии и определившемуся карьерному пути, но и помог найти свое призвание в жизни. Мне нравится помогать людям в беде, помогать им почувствовать себя лучше. Для меня большая честь познакомиться с ними, их историями, их сильными и слабыми сторонами и помочь им оценить свою уникальность. Нет ничего прекраснее, чем быть свидетелем того, как человек находит свою опору и как меняется его жизнь».

Для Джойс Мартер, профессионального консультанта в области психологии, решение стать терапевтом также был обусловлено личными причинами, хотя она и не поняла этого сразу. Она считает, что именно эта работа научила ее языку и способу смотреть на мир так, чтобы понимать себя, клиентов и окружающий мир.

"Когда я поступила в аспирантуру, я почувствовала, что вернулась домой. Я нашла коллектив, который ценит умение анализировать жизненный опыт на более глубоком уровне, что, как я считаю, приносит глубокое внутреннее удовлетворение и помогает поддерживать душевное равновесие", - сказала Мартер, среди прочего возглавляющая практику под названием «Баланс в городских условиях».

Клинический психолог Райан Хоуз, доктор наук, после того как его мать умерла, когда ему было 10, отправился на консультацию к психотерапевту. Именно тогда он увлекся психологией.

«Через несколько лет я осознал, что у меня был огромный интерес к людям, к тому, что ими движет, искренняя тяга помочь тем, кто в беде, и умение переводить разговоры на более глубокий уровень. После кажущегося нескончаемым пребывания в ВУЗе и профессиональной подготовки, странная работа, которая заключается в том, чтобы сидеть и вести беседы, стала тем, что я делаю ежедневно (кроме того, я оплатил мои студенческие долги)».

Хоуз делает то, что он делает, потому что ему интересны истинная природа его работы и возможность оказать клиентам поддержку в душевном исцелении.

«Конечно, все эти годы в ВУЗе научили меня, что есть нечто большее, чем умение говорить и слушать. Теория, методика, диагностика, планирование лечения, сила рамок, границы, правила и роли - это просто сделало работу еще более интересной.

Но лучшая часть работы в том, как все эти элементы соединяются вместе, чтобы способствовать внутреннему росту и исцелению людей. И все это происходит, пока ты сидишь в удобном кресле и говоришь с людьми о тех проблемах, которые занимают наиболее важное место в их жизни».

Психолог Джон Даффи, доктор наук, всегда знал, что хочет помогать людям. После того как он освоил несколько курсов по психологии, он понял, как именно.

Тем не менее он не стал продолжать в этом направлении, по крайней мере не сразу. «Мои родители не видели большое будущее в этой области в то время, так что я был специалистом в бухгалтерии и работал в крупной компании на протяжении многих лет. Однако невозможно расхотеть стать врачом, и я вернулся в аспирантуру в 30», - сказал Даффи, автор книги «Надежный родитель: радикальный оптимизм в воспитании подростков».

Сегодня, как и Дебора С., и другие клиницисты, Даффи воспринимает свою работу как честь. «Не так много в жизни я люблю больше, чем то чувство после сеанса психотерапии, что я помог кому-то лучше узнать себя либо кого-то еще или избавиться от внутреннего беспорядка и хаоса, которые давно царили в душе. Для меня быть психотерапевтом - огромная привилегия, и это одна из самых важных работ, на которую мы способны».

Метки: ,

Если понравилась статья, поделись с друзьями:


Комментировать через контакт